Список форумов Hablemos del Amor... О Рафаэле

Hablemos del Amor... О Рафаэле

... и не только.
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

На сайт El planeta Digan lo que digan
Коррида

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Hablemos del Amor... О Рафаэле -> Культура Испании
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Клио


   

Зарегистрирован: 22.04.2011
Сообщения: 1631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 26, 2011 12:58 am    Заголовок сообщения: Коррида Ответить с цитатой

Уходит эпоха...
А вот что-то ничего не слышно про общество защиты людей...


Барселона готовится к последней в Каталонии корриде

В воскресенье вечером в столице Каталонии Барселоне состоится последняя в истории региона коррида, запрещенная местными властями под давлением общественности, сообщает британская ВВС.

Парламент Каталонии запретил бои быков под давлением защитников животных: около 180 тысяч человек подписали петицию о прекращении этой многовековой традиции.

Несмотря на то, что последние годы интерес зрителей к корриде начал падать, стоимость некоторых билетов на черном рынке в пять раз выше номинала.

Ожидается, что последнее представление на барселонской Monumental arena увидят около 20 тысяч зрителей. Перед зрителями выступят все лучшие каталонские матадоры, включая легендарного Хосе Томаса.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Ася


   

Зарегистрирован: 24.01.2011
Сообщения: 1345

СообщениеДобавлено: Пн Сен 26, 2011 10:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Какие молодцы защитники животных !!!!!!!!!!!
Вот это да !

Что бы не говорили о традициях, о корнях этого чисто испанского действа, но это уже дикость - наблюдать за чьими-то мученьями. Человек хотя бы делает это осознанно, по собственному желанию и ... погибает тоже, понимая, на что шел.
И при этом арена гудит от возбуждения, чуть ли не радостно, что стали свидетелями.
Да и истекающий кровью бык... ну, неужели легко смотреть на это ради забавы ?!
Мы уже дискутировали на форуме " Мой Рафаэль", увы, сторонников корриды и у нас оказалось много..... от чего меня отропоь берет, потому что можно еще понять испанцев, у которых коррида - часть менталитета с детства, а у нас то откуда, чтобы ратовать за нее ? К тому же, видели наверное кусочек по телевизору. А наяву ?!
У Рождественского есть стихотворение на это.

Коррида во мгле.

А бык играл с людьми,
в расцвеченном овале...
Один из тех восьми,
которых убивали...
О, как прекрасна кровь,
когда она чужая!..
Занятною игрой орущих потешая
бык злиться не хотел,
а публика дурела!
И бедрами вертел
проворненький торреро.
На пальчики вставал.
Силен. Самоуверен.
Бык недоумевал -
и притворялся зверем.
Не сладко попадать в такую передрягу...
Зачем ему бодать замызганную тряпку?
Чуть-чуть левее бы... На!.. если хочешь крови!
... Но у того - жена, и может даже кроме
мальчишка карапуз...
рыданьями разбудит...
И бык решился: пусть все будет так как будет.
Он знал: идет игра, подразнят и отстанут.
Поэтому шутил, играл с людьми в охотку...
Не сразу ощутил клинок, вошедший в холку.

И на песок осел в малиновую тьму,
И проревел совсем по деревенски: "Му!"
... Он умирал пока хлестала кровь из раны
на впалые бока...

Убили...

Рады?!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Марина


   

Зарегистрирован: 01.02.2011
Сообщения: 548
Откуда: Украина

СообщениеДобавлено: Пн Сен 26, 2011 10:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я вообще не понимаю как можно из убийства делать зрелище. Не знаю, где истоки корриды ( сейчас гляну в и-нете), но в наше время это нельзя оправдать. А Рождественский - сила.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Ася


   

Зарегистрирован: 24.01.2011
Сообщения: 1345

СообщениеДобавлено: Вс Авг 05, 2012 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой



Неожиданно нашла комментарий к этому фото...

Это невероятное фото знаменует собой конец карьеры матадора Альваро Мунеро. Он упал в раскаянии в середине боя, когда он понял, что зверь не хочет с ним бороться. В будущем этот матадор стал заядлым противником боя быков. (На фотографии морда быка как бы говорит - меня тяжело ранили пикадоры, но я не хочу с тобой драться, не хочу, даже когда твои товарищи меня так сильно ранили, хотя я не сделал им ничего плохого).
Мунеро так рассказывает о том бое - "И вдруг, я посмотрел на быка. Он стоял передо мной и смотрел на меня. Просто стоял и смотрел, не деля попыток напасть на меня. Он - это сама невинность, такая, какую все животные имеют в своих глазах, и он посмотрел на меня с мольбой о помощи. Это было похоже на крик о справедливости и где-то глубоко, внутри меня я понял, что он обращается ко мне как мы обращаемся в молитве к Богу - я не хочу с тобой бороться, пожалуйста, пощади меня, ведь я не сделал тебе ничего плохого. Убей меня если хочешь, на то будет твоя воля, но я не хочу с тобой драться. И я, прочитав это в его глазах, почувствовал себя худшим дерьмом на земле и прервал бой. После этого я стал вегетарианцем и стал бороться против корриды.


Последний раз редактировалось: Ася (Чт Авг 09, 2012 10:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Olechka


   

Зарегистрирован: 18.01.2011
Сообщения: 12836
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Вс Авг 05, 2012 2:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

И слава богу, что запретили, хоть каталонцы умнее оказались!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
motherfly


   

Зарегистрирован: 17.01.2011
Сообщения: 3447
Откуда: Санкт-Петербург, Россия

СообщениеДобавлено: Ср Авг 15, 2012 2:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Знаю, что тема эта болезненно отзовется в который раз в душах наших защитников животных. Знаю, что наши форумчане по большей части негативно относятся к этому странному на взгляд цивилизованного человека атавизму испанской культуры.

Но .. . Прислали мне очередное оповещение с сайта "Искусство" - И пост этот показался мне настолько любопытным, что захотелось мне целиком перенести его сюда, к нам.

Здесь - статья Александра ГЕНИСА, и подборка репродукций, сделанная Галиной Харламовой для сайта "Искусство".

http://art.mirtesen.ru/blog/43713016495/TAVROMAHIYA-DLYA-NACHINAYUSCHIH?from=mail&l=bnq_bn&bp_id_click=43713016495&bpid=43713016495

Почитайте, посмотрите.

Сразу скажу, что во многом моя точка зрения по поводу отношения к корриде совпадает с точкой зрения автора статьи, и, хотя я не слишком рвусь на корриду, бывая в Испании, но отмахнуться от этого явления просто на основании того, что жалко бычка не могу - все-таки тут дело не только в том, чтобы, как матадор Альваро Мунеро (см. выше, пост Аси) стать вегетарианцем.



Согласитесь, обидно было бы за целый народ, народ великой истории и культуры, если бы только, скажем, отношение к природе потребляемой пищи заставляло бы их продолжать любить и отстаивать корриду как явление испанской жизни.
Было бы странным, если бы только жалость к быку или другим участникам корриды, стала бы основным побудительным мотивом к творчеству стольких разных людей, от Хемингуэя до Гойи, от Бласко Ибаньеса до Эдуарда Мане - их множество.

Бык таинственен и непредсказуем, как природа, которую он воплощает. Это та же природа, что заключена в нас.
Сражаясь с быком, мы сводим счеты со своим прошлым. Бык — это зверь, которым был человек. Чтобы мы об этом не забывали, на арену выходит тореро.


Почитайте, короче:

ТАВРОМАХИЯ ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ
Прежде чем сразиться с быком, человек должен признать в нем равную себе личность




Antonio Capel. Бык

В Канаде интеллигентные люди не любят хоккей, в Англии — футбол, в Японии — сумо, в Италии — мафию, в Испании — корриду. Это и понятно. Мы тоже не желаем, чтобы иностранцы видели в нас медведей или космонавтов. Никому не хочется соответствовать национальному стереотипу. Гордые выделяются из толпы, остальные ценят то, что делает уникальным их культуру. Например, корриду.
Встав с Европой вровень, Испания еще не изжила провинциальных комплексов. Поэтому она прячет от иностранцев все, что отличает ее от них. В том числе — бой быков.
Коррида не подходит к круассанам. Она слишком вульгарна и простонародна. Ее слегка стесняются. Коррида — это атавизм вроде хвоста, киотских гейш, костоломного бангкокского бокса, карибских петушиных боев или чрезмерной волосатости.
Не то чтобы вас не пускали на корриду. Конечно, нет, тем более что ее не скроешь — о ней напоминает афиша на каждом столбе.



Другое дело, что мадридские гиды предпочтут повести вас в оперу, барселонские — познакомить с современным искусством, остальные — отправить на пляж.

Но вы не даете себя провести. Вы знаете, что такое коррида, отличаете пикадоров от матадоров и даже немного говорите по-испански: мулета, колета, карамба. Вы держите в голове все ритуалы тавромахии, ибо выросли на Хемингуэе, смотрели Гойю и Пикассо, слушали «Кармен» и читали в отечественной прессе репортажи, начинающиеся словами, которыми св. Августин описывал гладиаторское сражение: «Сначала это жестокое зрелище оставляло меня равнодушным».

Франсиско Гойя. Бой быков

Пабло Пикассо. Коррида

Пабло Пикассо. Смерть матадора

Эдуард Мане. Мертвый тореадор

Короче, вы знаете все — но не себя. Вы не знаете, как отнесетесь к тому, что через полчаса на этой нарядной арене совершится зверское убийство, оплаченное, кстати сказать, и вашим билетом. Честно говоря, вы и пришли-то сюда только затем, чтобы это выяснить.

Франциско Родригес Климент. Бой быков

Альберт Линч. Бой быков

Жан Жорж Виберт. На корриде

Дилетанту понять корриду проще, чем знатоку. Мы смотрим в корень, потому что видим происходящее незащищенными привычкой глазами. Новизна восприятия компенсирует невежество. Пусть мы неспособны оценить мужественную неторопливость вероники, пусть нас не трогает отточенность матадорских пируэтов, пусть мы только по замершему дыханию толпы судим о дистанции, разделяющей соперников.

Antonio Capel. На площади

Antonio Capel. Gregoriana

Мы видим лишь то, чего нельзя не заметить: всадников на лошадях, милосердно одетых в ватные латы, и потешно наряженных пеших.

Antonio Capel. Выход

Сверху они напоминают оживший набор оловянных солдатиков. Тем более что их оружие — крылатые бандерильи и пики с бантами — выглядит вопиюще несерьезно.

Пикассо. Коррида

Самый невзрачный в этой компании — виновник происходящего. Не больше коровы, он выглядит не умнее ее.

Оскар Домингес. Коррида

Лишь вдоволь упившись пестрой параферналией корриды, вы начинаете уважать компактную, как в 16-цилиндровом «Ягуаре», мощь быка. Равно далекий хищникам и травоядным, он передвигается неумолимо, как грозовая туча, видом напоминая стихию, духом — самурая. Что бы он ни делал — невозмутимо пережидал атаку или безоглядно бросался на врага, ярость в нем кипит, как свинец на горелке. Собаки нападают стаей, кошки — из-за угла, но бык — всегда в центре событий. Завоевав наше внимание, он постепенно подчиняет себе всех, превращая мучителей в свиту.

Эрик Фишл. Бой быков в Ронде (1)

Только тот бык, который утвердился в царственном статусе, заслуживает право на поединок. Прежде чем сразиться с быком, человек должен признать в нем равную себе личность. Как и мы, бык не может избежать смерти, но, как и мы, он волен выбрать виражи, ведущие к ней.

Эрик Фишл. Бой быков в Ронде (2)

Коррида — та же дуэль, где джентльмен не скрестит шпаги со слугой, ибо подневольный человек лишен достоинств свободного. Равноправным соперником быка делает свобода воли, а не тупая сила — никому ведь не придет в голову драться с трактором.

Инна Панасенко. Бык

Antonio Capel. В заключении

Животными, впрочем, тоже можно управлять — как лошадью. Их можно стричь, как овец, доить, как корову, есть, как свиней, и разводить, как кроликов. Однако высшее предназначение зверя состоит в том, чтобы с ним сражаться. Все наши битвы — междоусобицы, коррида — война миров.

Д. Лучанов. Тореадор, убиваюший быка

Бык таинственен и непредсказуем, как природа, которую он воплощает. Это та же природа, что заключена в нас.

Сражаясь с быком, мы сводим счеты со своим прошлым. Бык — это зверь, которым был человек. Чтобы мы об этом не забывали, на арену выходит тореро.

Д. Лучанов. Предвкушение триумфа

Если угодно, матадор — это антибык: предел рафинированной цивилизации. С трибуны он выглядит аккуратной шахматной фигуркой.

Сложный и дорогой наряд, доносящий до нас моду прекрасного просветительского века, символизирует красоту и порядок. Узорчатый жилет, белые чулки, тугие панталоны — от золотого шитья на матадоре нет живого места.

Antonio Capel

Antonio Capel. Куртка тореадора

По песку, конечно, лучше бы бегать в трусах и кроссовках, но именно неуместность костюма оправдывает его старомодную роскошь. Мы не требуем фрака от футболиста, однако ждем его от гробовщика. Мистерия убийства достойна торжественных одежд. К тому же матадору должно быть не удобно, а страшно.

Antonio Capel. Молитва

Antonio Capel. Отчаяние

Antonio Capel. Хосе Томас

Antonio Capel. Хосе Томас

Antonio Capel. Fandi

Antonio Capel. Ponce

Antonio Capel. Новильяда

Мэри Кассат. Тореадор

Мэри Кассат. Предложение тореадору

На арену матадор выходит не спеша, давая себя разглядеть и собой насладиться. Все мужчины ему завидуют, все женщины его любят. Он — избранник человеческого рода, честь которого ему предстоит защищать. Матадор должен показать, чего стоит не вооруженный наганом разум, когда он остается наедине с природой.

В такой перспективе коррида не имеет ничего общего со спортом — она глубже его. Говоря проще, коррида нас пугает: как романы Достоевского, она не может обойтись без убийства.

Тавромахия — это искусство парадной смерти. Без нее матадорские фуэте теряют смысл, как ласки без оргазма. Только смерть, наделяя инфернальной глубиной карнавальные шалости, придает корриде вес и значение.

David Lozeau. Матадор

Но неуклюжее убийство — позорная казнь. Нет ничего страшнее неумелого палача. Мучая зрителей больше быка, он тычет врага, пока тот не истечет кровью, освободив нас от зрелища своих страданий. Бедная коррида, которой часто довольствуются в Латинской Америке, не имеет право на существование. Как всякая нищета, она унижает не только тех, кто от нее страдает. Удавшуюся корриду должен завершать удар, оправдывающий смерть.

David Lozeau. Матадор

Вы догадываетесь о том, что дело подходит к концу, по аскетической серьезности происходящего. На арене прекращается многолюдная суета. Кончилось время опасных игр. Сорвав овации, матадор уже показал себя, но лишь последнее испытание делает его достойным своей профессии. До сих пор он пленял выучкой, мастерством и смелостью, теперь он должен проявить характер. Отбросив эффектные позы, забыв о себе и зрителях, он стоит, как вкопанный, вызывая быка на атаку.



Бык не выдерживает первым. Нагнув рога, он бросается в бой со стремительностью ядра и инерцией поезда. Сдержать этот приступ может лишь то, что сделало нас царем природы: воля и интуиция. Первая нужна, чтобы не дрогнуть, дожидаясь нужного момента, вторая — чтобы выбрать его. В это единственное мгновение матадор должен нанести удар в уязвимое место размером не больше яблока. В момент высшей сосредоточенности все движения приобретают обманчивую замедленность. Кажется, что матадор остановил время. Вошедшая до рукояти шпага убивает быка раньше, чем он об этом узнает. Продолжая порыв, туша еще несется вперед, но это уже не крылатый порыв, а судорога трупа. Бой завершился смертью одного и победой обоих.





Эрик Фишл. Бой быков в Ронде (3)

Эрик Фишл. Бой быков в Ронде (4)

Эрик Фишл. Бой быков в Ронде (5)

Эрик Фишл. Бой быков в Ронде (6)

Трудно спорить с теми, кто считает корриду варварским зрелищем. Живая окаменелость, коррида — машина времени, переносящая к заре мира, когда люди боролись за существование не с собой, а с другими. Возвращаясь в эту героическую эпоху, коррида обнажает корни жизни и оголяет провода страсти.
Поэтому я всем советую побывать на корриде, хотя далеко не каждому стоит на нее возвращаться.
Я, например, не собираюсь.
Дело не в том, что мне больно смотреть на быка. Я даже не против поменяться с ним местами, чтобы умереть легко и разом, как перегоревшая лампочка. Мне не жалко рожденного для этого часа быка. Он уходит в разгаре сил, красоты и ярости, сполна прожив свою жизнь. У быка не осталось дел и долгов, и шпага принесет ему меньше мучений, чем старость.
Мне, повторяю, не жалко быка. И на корриду я не пойду, сочувствуя не ему, а матадору.
Каждый убийца наследует карму своей жертвы, и я слишком давно живу, чтобы выяснять отношения с природой. Ее голос звучит во мне все слабее. Мне б его не глушить, а расслышать.

Antonio Capel. Святая дева


Александр ГЕНИС, специально для «Новой»,
Мадрид — Нью-Йорк
26.05.2005


Повторюсь - я просто полностью скопировала пост с сайта.

Еще раз спасибо Александру ГЕНИСУ за статью; Галине Харламовой за пост; сайту "Искусство" за плодотворную, весьма интересную работу.

http://art.mirtesen.ru/blog/43713016495/TAVROMAHIYA-DLYA-NACHINAYUSCHIH?from=mail&l=bnq_bn&bp_id_click=43713016495&bpid=43713016495
_________________
Галина
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Клио


   

Зарегистрирован: 22.04.2011
Сообщения: 1631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 15, 2012 2:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Галя, СПАСИБО!!!!
И Генису, конечно же, браво Улыбка
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Клио


   

Зарегистрирован: 22.04.2011
Сообщения: 1631
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 19, 2019 6:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ХУАН БЕЛЬМОНТЕ: СТРАХ ТОРЕРО
(из журнала "Toros y Toreros")

В день, когда я выступаю, у меня сильнее растет борода. Это страх. Просто-напросто страх. За несколько часов до начала корриды я испытываю такой страх, что весь организм сотрясает сильнейшая дрожь, способная усилить физиологические функции, вплоть до того, чтобы вызвать такую аномалию, — не знаю, признают ли ее медики, но все тореро подтвердят: в день корриды борода растет быстрее.
И так же, как с бородой, происходит со всем организмом. Подстегиваемый страхом, он работает на бешеных скоростях, и пищу переваривает не в пример быстрее, и фантазии более яркие, и почки выделяют больше мочевой кислоты, даже поры расширяются и выступает обильный пот. Это страх. Не надо изворачиваться. Это страх. Я это отлично знаю. Он мой ближайший друг.
Утром в день корриды, когда ты еще спишь, страх осторожно подкрадывается и бесшумно, так чтобы не разбудить, устраивается с твоей стороны кровати. К моменту, когда тореро проснулся, страх уже взял его в плен. Прошлой ночью, когда ты ложился спать, страх уже караулил тебя, но тут стоит немного напрячь воображение и применить волю — и страх нетрудно прогнать. Я лично сплю сном праведника накануне корриды благодаря простейшему благоразумию: я начинаю думать о посторонних вещах, которые мало меня волнуют. Не обладая особой фантазией, я мысленно воссоздаю нечто вроде фантасмагорического фильма, всегда одного и того же, при помощи которого я отвлекаю воображение и спокойно засыпаю. Это забавная серия образов, которые развлекают меня и не дают слишком много думать о завтрашнем испытании.
Мои придуманные ужастики производят такой же эффект, как нянины сказки на малыша.
Но утром спастись уже не так просто. Страх приходит украдкой, когда ты еще не проснулся, и в этом расслабленном состоянии, между сном и явью, он овладевает нами раньше, чем мы сможем отбить его коварную атаку. Когда тореро, которому сегодня предстоит выступать, слегка приоткроет глаз на глади подушки, и сквозь полусомкнутые веки его резанет утренний свет, — это страх уже взял его в тиски. Мосо де эспада, который пришел его будить, отлично это знает. Если бы не эта великая душа, пришедшая на помощь в одиночестве комнаты, какой тореро выглядел бы героем в глазах своего мосо де эстокес?
Свернувшись калачиком под простынями, укрывшись до самых глаз, тореро начинает свой драматичный диалог со страхом. Я, по крайней мере, вступаю с ним в оживленный спор.
Не знаю, как поступают другие тореро. Я лично побеждаю страх или, во всяком случае, сдерживаю его силой диалектики. Это бессвязный диалог, как разговор сумасшедшего со сверхъестественным существом.
— Эй, парнишка, — говорит мне страх со своей жестокой наглостью, едва я проснусь. — А ну-ка вставай, и марш на пласу, чтоб бык тебя выпотрошил.
— Ну послушай, — отвечаю я смущенно, — я не думаю, что так получится…
— Ладно, ладно, — повторяет страх, — давай вставай. Но я должен сказать тебе, как верный друг, что то, что ты проделываешь — это безрассудство. Ты слишком долго играешь с судьбой.
— Но не всё же вопрос удачи. Я умею торировать.
— Иногда и быки спотыкаются, разве не знаешь? Чего ради тебе испытывать этот глупый жребий?
— Ну, я все-таки должен…
— Вах! Чего стоят твои обязательства? Единственное, что ты действительно должен, — это остаться в живых. Не будь глуп, как курица. Не ходи на пласу.
— Но я должен идти.
— Ты что думаешь, мир сгинет, если ты не пойдешь?
— Мир не сгинет, но люди станут плохо обо мне думать.
— Тебе-то какое дело, плохо или хорошо? Думаешь, через пять-десять лет кто-то вспомнит тебя и каким ты был сегодня?
— Вспомнят… Надо жить достойно до самого конца. У меня долг перед моей славой. Через много лет афисионадос будут помнить, что был такой очень мужественный тореро.
— Через несколько лет, может быть, не останется ни афисионадос, ни самой корриды. Ты уверен, что следующие поколения будут хоть как-то ценить мужество тореро? Кто тебе сказал, что однажды корриды не запретят и не отвернутся брезгливо от памяти их героев? Вот придут к власти социалисты…
— Да, это правда. Может случиться, если социалисты получат власть…
— Ну вот, парень! Теперь представь себе, что это уже случилось! Не выступай больше. Не ходи сегодня на пласу. Прикинься больным! Ты же уже почти болен!
— Нет, нет. Корриды пока что не запретили.
— Но это же не твоя вина, что пока еще нет! И не тебе платить за последствия этого упущения властей.
— Разумеется! — горячо соглашаюсь я. — Вина на социалистах, которые не запретили корриды, как им следовало. Могли бы уже это сделать!
Тут я понимаю, что, загнав меня сюда, страх торжествует, и стараюсь реагировать энергично.
— Ладно, ладно. Хватит глупостей. Пошли торировать. Где там мой костюм света?..
— Вот-вот! Надеть костюм тореро и рисковать своей шкурой за несколько тысяч песет, будто тебе их так не хватает.
— Нет. Я выступаю, потому что мне нравится.
— Нравится тебе! Да ты сам не знаешь, что тебе нравится. Тебе бы понравилось пойти сейчас в кампо поохотиться, или усесться чинно и почитать, или, может, влюбиться. Сколько женщин красивых на свете! А ты нынче вечером можешь остаться лежать на пласе — а они будут всё так же красивы и займутся кое-чем с другими мужчинами, поумнее тебя…
Добравшись до этого места, обнаруживаешь себя сидящим на краю постели в глубоком унынии. Мосо де эстокес молча снует по комнате, приводя в готовность сложную амуницию тореро. Он, как автомат, позволяет тебе управлять им по своей прихоти. Страх мгновенно становится хозяином положения. Наступает мучительная пауза. Тореро пытается откупиться от страха.
— Да понимаю я, что ты прав! Но смотри… Торео — это вправду абсурд, не отрицаю. Даже признаю, если хочешь, что мне разонравилось торировать. Решено, больше не стану этим заниматься. Вот только выполню все обязательства этой темпорады, и сразу же брошу профессию.
— Но как тебе в голову взбрело, что ты выйдешь из всех этих коррид невредимым?
— Ладно; выступлю только в двух или трех корридах, где я незаменим.
— Ты учти, что в этих двух или трех корридах бык может тебя прикончить.
— Хватит. Только сегодня выступлю — и всё.
— Вот как раз сегодня он может…
— Хватит, я сказал! В сегодняшней корриде я выступлю, даже если Святой Дух спустится и сообщит мне, что я не уйду живым с пласы.
Страх отступает, увидев, что я разозлился, и делает вид, что ушел; но он здесь, затаился в углу и не думает от меня отставать. Я, довольный сиюминутным триумфом, нервно расхаживаю по комнате. Потом начинаю напевать. Мычу под нос сто мелодий — и ни одной до конца. Между тем, в голову лезут самые дикие мысли. Для начала я злюсь на мосо де эстокес и вступаю с ним в яростный спор. Раздражительность тореро в такие минуты невыносима. Всё ему служит поводом для гнева. А тем временем мосо де эстокес, избегая споров, мало-помалу его одевает. Так проходит час, и другой, пока незадолго до выезда на пласу не начнут собираться друзья.
Прежде чем войдет первый из них, самый близкий друг, я даю пинка страху и загоняю его в угол, откуда его не видно.
— Только пискни попробуй, задушу!
— Как бы тебе хотелось меня задушить! Больше всего на свете! Давай, давай, изображай что хочешь перед другими; но не забудь — я тут, в уголочке, ку-ку.
— Мне хватит того, что ты будешь сидеть тихо и не скандалить, — говорю я ему в надежде, что его удалось навеки обуздать.
Эти препирательства со страхом неизбежны. Я, по крайней мере, никогда не могу их избежать, и не думаю, что есть тореро, свободные от этого груза.
Будешь отважным на пласе или не будешь, зависит от того, удалось ли лишить сил этого грозного спорщика, этого злого врага, каким является страх. Для меня это, как я говорил, вопрос диалектики. Другие, возможно, справляются со страхом силой своих кулаков, сражаясь с ним на расстоянии вытянутой руки, а третьи, наконец, предпочитают перехитрить его отговорками. Но это хорошо лишь поначалу; без такого кропотливого диспута победителем окажется страх, то есть инстинкт самосохранения. Я уверен в том, что если бы всем тореро, даже самым отважным из них, в миг, когда вот-вот начнется пасеильо, гарантировать деньги, достаточные для прожитья, — пускай не больше дуро в день, но пожизненно, — никто бы не вышел на пласу. По крайней мере, не осталось бы профессиональных тореро. Вероятно, были бы тореро по случаю. Мужчин, готовых в какой-то момент рискнуть жизнью, чтобы произвести впечатление, всегда в достатке. Но профессиональных тореро, которые ходят на пласу, как плотник каждое утро идет на работу в мастерскую или как художник каждый день встает к холсту, просто не существовало бы.
Точно так же никто бы не стал торировать, если бы контракты заключались за пару часов до корриды. Тореро выходят на бой, потому что контракты подписываются за недели и месяцы до того, как придет время их исполнить, когда не верится, что придет время выйти в круг и убивать быков. Но фатальная дата всегда настает!
Однажды, пока я одевался для корриды, мой мосо де эстокес сообщил мне, что несколько импресарио хотели бы подписать со мной контракты. Было три очень выгодных контракта, на разных пласах, и три импресарио устроили засаду в коридорах отеля в надежде меня поймать. Эти люди, пришедшие предложить мне выступать еще, показались мне в эти мгновения, когда меня застали в самый разгар спора с моим страхом, настоящими преступниками.
— Гони их! Гони их немедленно! — велел я Антоньито.
И добавил со всей убежденностью:
— Бездушные люди, злодеи. Почему ты не выгнал их сразу? Забыл, что ли, что я больше не выступаю в этой темпораде?
Импресарио, собаку съевшие в своей профессии, не стали придавать значения ни Антоньито, ни мне, когда я их прогнал, порвав договора, по пути на пласу. Спокойно дождались моего возвращения, а когда я с триумфом вернулся с арены, поймали меня в холле отеля, — и я подписался на все корриды, которые они хотели.
Страх, который мы переживаем в часы перед корридой, ужасает. Тот, кто утверждает обратное, — либо лжец, либо умалишенный. Меняется тон голоса, с каждым часом становится тоньше, меняется характер, и в голову лезут идеи самые странные. Позже, когда ты уже вышел перед быком, всё меняется. Бык не оставляет время для интроспекций. Это испытание, которое захватывает все твои пять чувств. На пласе есть только один момент, контролируемый рассудком: это время, пока длится терция бандерилий. Пока бандерильерос бегут к быку, матадор у барьера имеет несколько минут, чтобы подумать. О чем тогда думает тореро? Он продумывает, что будет делать после этой недолгой драматической медитации. Когда ты берешь мулету и шпагу, тебе остается делать только то, что инстинктивно диктует твое подсознание, чьи команды определяются предварительно проделанной неспешной работой. В поединке с быком не думают и не сомневаются. Процесс боя настолько всепоглощающий, настолько жизненно важный, что, на мой взгляд, встать перед рогами быка, не решив всё заранее, означает фатальный проигрыш партии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Hablemos del Amor... О Рафаэле -> Культура Испании Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS